This website works best with JavaScript enabled
  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg

Календарь предстоящих мероприятий 

Previous MonthNext Month
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Демидова Юлия Анатольевна

1994–1999 гг. – Детская музыкальная школа № 1 Баренцева региона
1999–2003 гг. – Архангельское музыкальное училище, специальность
«Народные инструменты, домра»
2003–2008 гг. – Нижегородская государственная консерватория
имени М. И. Глинки
сентябрь–ноябрь 2008 г. – артистка оркестра Северного хора
2009–2014 гг. – преподаватель по классу домры, гитары, оркестра
в Детской школе искусств № 31

сентябрь–декабрь 2014 г. – педагог-организатор в Центре творческого
развития «Радость» (г. Москва)
2015 г. – н.в. – преподаватель игры на домре и гитаре
Детской музыкальной школы № 1 Баренцева региона
2015 г. – н.в. – руководитель и главный дирижёр оркестровой студии
Малого Северного хора

Как была создана оркестровая студия Малого Северного хора?

Оркестровая студия была открыта осенью 2015 года. Однако идея создания студии существовала ещё до моего прихода. Я пришла на встречу с директором, она сообщила, что есть 10 музыкальных инструментов, есть помещения для занятий, осталось только набрать ребят, и поставила перед нами цель – сыграть на отчётном концерте в конце творческого сезона.

Больше всего я переживала, придут ли дети. В течение осени мы набрали 8 человек, и уже 20 октября состоялось наше первое выступление в зале Северного хора. На данный момент в студии занимаются 14 человек. Сейчас перед нами стоит задача соединить тех, кто уже что-то умеет, и новеньких ребят. В основном работаем на старом репертуаре, но появились и новые произведения.

Как происходит отбор детей в студию?

Отбор состоит из нескольких частей: проверка слуха, ритма, памяти, выполнение заданий на логику. Главный критерий – это желание. Например, приходит ребёнок со средними музыкальными данными, но при этом говорит: «У меня мечта научиться играть на балалайке!». Конечно, берём!

Ещё очень важны усидчивость и внимание. Нужно много заниматься, уметь сосредоточиться на мелких движениях, на нотах. А также устойчивость нервной системы, потому что нам нужно выходить на сцену. Например, девочке на занятии я просто сказала: «Давай ещё раз». Она почувствовала, что у неё что-то не получилось и всё – слёзы, истерика. Больше она на занятия не пришла. А у другой девочки тоже что-то не получалось, я с ней поговорила, успокоила. Она характер проявила, не бросила и сейчас занимается.

Как строятся занятия?

У нас три вида занятий: индивидуальные, или в небольших группах (группа домр, группа балалаек), а также сольфеджио и оркестр. На индивидуальных занятиях мы работаем над правильной посадкой и постановкой рук, развиваем технический уровень, разучиваем небольшие пьесы, партии оркестра. На сольфеджио изучаем ноты, выполняем ритмические задания.

Оркестр у нас – главный урок, где мы учимся слушать себя, слушать друг друга. По должности в студии я дирижёр, но при этом я тоже играю с детьми. Я играющий дирижёр, как играющий тренер! Дирижирую головой, лёгкими кивками, они настраиваются на меня.

Каков сейчас репертуар оркестровой группы? Где уже выступали?

Первое выступление на большой сцене у нас было 9 марта 2016 года во Дворце детского и юношеского творчества. Там мы играли два произведения «Во саду ли, в огороде» и «Шутка». Потом мы сыграли на отчётном концерте Малого Северного хора, исполнили уже четыре произведения.

В этом году выступили на юбилее Владимира Николаевича Бурчевского в Музее изобразительных искусств.

У нашей студии интересная, насыщенная творческая жизнь. Осенью 2016 года мы подготовили открытый урок для родителей студийцев. Каждый ребёнок сыграл сольную пьесу, а также мы показали, как надо сидеть, на что обращать внимание при игре, как заниматься дома.

В течение года у всех юных музыкантов появились инструменты для домашних занятий, за это хочется особо поблагодарить заинтересованных и активных родителей!

А уже в 2017 году оркестровая студия приняла участие в Новогоднем концерте-предсказании, в Рождественском концерте, организованном хоровой студией, и в концерте «Весенняя капель» в зале Северного хора.

Ребята только приходят в студию, начинают овладевать музыкальными инструментами и практически сразу выходят на сцену. Что даёт детям такой опыт?

Ребёнок сразу попадает в музыкальный коллектив, ему интересно, он равняется на тех, кто уже умеет играть, стремится быстро всему научиться. Дети общаются друг с другом, с удовольствием вместе ходят на занятия. А в музыкальной школе, например, может вообще не быть ансамбля, а следовательно, и групповых выступлений.

Опыт такой системы обучения существует в Московском центре творческого развития «Радость», где я работала педагогом-организатором. У них шесть оркестров. Сначала идёт освоение инструмента, но параллельно они все вместе собираются, вместе хлопают, общаются на музыкальные темы, и где-то через два месяца уже начинают играть вместе. Мы воспользовались этой методикой при составлении программы нашей оркестровой студии.

Как ребята выбирают, на каком музыкальном инструменте они будут играть? Есть ли любимый инструмент, на котором все хотят играть?

Например, один мальчик пришёл учиться играть на балалайке. А когда из Москвы пришли две домры-альт, решил попробовать и только на них теперь и играет. Домру-альт все любят, у неё глубокий, богатый звук.

Другая девочка, наоборот, думала, что будет играть на домре-альт, но попробовала и поняла, что ей больше нравится звонкая малая домра.

А вообще, каждый ребёнок может попробовать все инструменты, у нас их пока не очень много. Это домра малая, домра-альт, балалайка прима. В будущем хотелось бы, чтобы у нас появился преподаватель по игре на баяне и на гармони.

А на чём проще научиться играть: на домре или на балалайке? Несведущим людям иногда кажется, что раз на балалайке всего три струны, то и играть на ней легче.

Я считаю, что домра – один из самых сложных инструментов. На ней очень сильное натяжение струн, и тот, кто много занимается, даже может похвастаться трудовыми мозолями. Левая рука домриста подготавливает звук, нажимает на лады, а правая уже извлекает звук медиатором. То есть нужна хорошая координация рук. Это благоприятно влияет на развитие головного мозга, оба полушария развиваются.

А на балалайке очень много приёмов игры: бряцание, пиццикато большим пальцем, двойное пиццикато, тремоло, вибрато... Но начальный этап обучения на домре и балалайке очень похож, поэтому мы можем параллельно учиться играть на нескольких инструментах.

Какие задачи в этом году Вы ставите перед студией?

Девиз этого года – работать над качеством: над качеством звука, ансамбля, репертуара. Мы развиваем слуховой контроль, ходим на концерты Северного хора. Он является для нас авторитетом, мы хотим играть так же ярко и интересно! Наша цель – вывести всех музыкантов нашего оркестра на один уровень.

Какие ещё инструменты вы используете, кроме домры и балалайки?

Ребята играют на шумовых инструментах: бубен, рубель, ложки, треугольники, маракасы.

Что для Вас значит Малый Северный хор?

Когда я заканчивала консерваторию, я планировала работу в оркестре как музыкант, затем начала преподавать в музыкальной школе. И вот теперь преподавательская деятельность не отпускает меня. Это обмен эмоциями, энергией, это счастье, удовольствие, возможность выразить себя. Мне нравится, что как руководитель я много чего могу придумать, составить свою программу. Радостно, когда дети встречают с улыбкой, с хорошим настроением. Если я на больничном, пишут сообщения, ждут, когда поправлюсь. От всего этого хочется идти на работу!

Что Вы хотите воспитать в своих подопечных?

Любовь к музыке, к народному инструменту, умение слушать не только музыку, но и друг друга, общаться, быть артистами, любить сцену.

Малому Северному хору 5 лет 

#fc3424 #5835a1 #1975f2 #2fc86b #f_syc9 #eef77 #020614063440